2003 03 FUZZ: «Так начинался день»

корреспондент — Анна Кулишевская

Имя Светланы Сургановой для многих связано с группой НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ, которая пару лет назад заявила о себе в масштабах страны песней «31-я Весна», а этой зимой порадовала выходом альбома «Цунами», оказавшимся поистине стихийным бедствием, разрушившим творческий тандем Сурганова-Арбенина.

Узнав телефон Сургановой, мы сейчас же позвонили ей и очень просто договорились об интервью. Мы должны были встретиться в кафе, но как только Света зашла в него, то сразу вылетела со скоростью ветра со словами: «Я не выношу табачного дыма, пойдемте лучше ко мне, там мы сможем с таким же успехом попить кофе». Так мы неожиданно для самих себя оказались в гостях у Светы.

Наш разговор со Светой состоялся у нее на кухне, за чашкой ароматного кофе в редкой нынче атмосфере взаимного доверия и открытости, которая случается между людьми давно и близко знакомыми.

Fuzz: Почему ты ушла из группы?

Светлана Сурганова: Я не сама ушла, а в соответствии с правилами этикета, реагируя на просьбу уйти. Диана Арбенина сказала, что не нуждается больше в моих музыкальных идеях. Теперь, спустя некоторое время, я способна отнестись к ситуации философски. Мне претит рациональное представление о прогрессе как о последовательности от малого к большому, особенно если речь идет о публике и объеме сценической площадки. Я надеюсь, что кадровые перестановки не уменьшат интерес к НОЧНЫМ СНАЙПЕРАМ, а может, даже и усилят его, поскольку я собираюсь представить на суд зрителей собственный сольный проект, в который войдут мои песни и скрипичные экзерсисы. Чувство досады оставляет лишь невозможность объездить страну с «Цунами», в котором живут и мои идеи.

Fuzz: По каким причинам вы так надолго задержали выпуск альбома «Цунами»?

Светлана: Задержка выхода альбома на 9 месяцев говорит лишь о том, что это нормально выношенный плод.

Fuzz: А как была «выношена» идея записать «Вторую Пулю»?

Светлана: Кассета была записана как-то ночью, накануне дня рождения нашей общей знакомой, и должна была послужить подарком. Микрофон крепился к бильярдному столу, стоявшему тут же в комнате, а запись шла на магнитофон «Романтика». Все песни — с первого дубля. Внезапным промоутером этого альбома стала сама именинница. А дело было в 1995 году.

Позже СНАЙПЕРЫ сотрудничали со Светланой Лосевой, предложившей сделать программу электрической.

Светлана: Света Лосева — очень своеобразный человек, она много сделала для НОЧНЫХ СНАЙПЕРОВ, но это напоминает отношение к первой учительнице: обычно все ее любят, помнят всю жизнь, но, познав основы, идут по жизни сами.

Fuzz: Почему вы с Дианой сменили акустический саунд на электрический?

Светлана: Акустическое звучание предполагает камерное, вдумчивое, внешне сдержанное восприятие. Сила же электрического звука позволяет передать энергию песни через мощный поток, вызывающий вибрации, воспринимаемые всей оболочкой, и усиливающиеся от обилия людей рядом. Подобный обмен энергией важен как для зрителей, так и для музыкантов. В этом есть что-то космическое: грохот, рев, музыка сфер и, как удовольствие от быстрой умелой езды — эндорфины, адреналин.

Современный мир фаллоцентричен и брутален. Хочешь, не хочешь — он тебя ангажирует. Уникальность нашего дуэта была в том, что на сцене находились рядом две харизматические творческие личности. В какой-то момент Диане действительно стало тесно, и она не стеснялась в проявлениях этого. На мой взгляд, человеку дана голова, чтобы фильтровать информацию, в том числе и грязь, которая на него выливается.

Fuzz: Что нужно сделать, чтобы действительно обидеть тебя?

Светлана: Касательно Дианы? Именно сделать?

Fuzz: Может быть, сказать?

Светлана: Сказать — не знаю… Никогда не смогу смириться с самоубийством.

Fuzz: Тебе нравится «31-я Весна», — песня, при помощи которой НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ поднялись на самые верхние строчки хит-парадов?

Светлана: Это не самая лучшая песня НОЧНЫХ СНАЙПЕРОВ. Есть и более мелодичные, и более глубокие, но выбор радиостанций пал на нее, так как она более всего отвечает драйву массового музыкального сознания и позволяет легко идентифицироваться — у каждого была или будет своя 31-я весна. А вообще, это как история с фотографией в паспорте: она редко кому нравится, но она официально представляет вас. «31-я Весна»- просто песня-визитная карточка, представляющая группу НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ. Но НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ — не группа одной песни!

Fuzz: Как ты относишься к своим фанатам?

Светлана: Честно говоря, меня смущает уже само слово «фанат», от него веет какой-то одержимостью, безрассудностью. Фанатизм — болезненное состояние, ведущее к разрушению. Это за пределами моей жизненной задачи. Мне интереснее, когда культ личности заменяется культом творчества. Я рада, когда люди понимают мое творчество, как нечто созидающее, и если оно им близко, значит, они мои единомышленники, родственники по духу. Я и отношусь к ним по-родственному. А вот ты родственника выставишь за дверь? Я, например, — нет. Все, кто бывает у меня дома, — мои родственники.

Fuzz: А как относятся к ним твои настоящие родственники? О твоей семье практически ничего не известно. Не могла бы ты приоткрыть завесу тайны?

Светлана: Каждый человек существует в социуме, но он не обязан принадлежать ему. У меня тоже есть внутренние территории, на которые я никого не пускаю. Навязчивость, бестактность, любопытство мешали бы любому человеку.

Fuzz: Говорят, что у тебя есть сын…

Светлана (смеется): Да, их у меня много, как детей лейтенанта Шмидта. Только они все творческие, сыновья эти. О своем… задумываюсь.

Fuzz: А как твоя мама относится к твоей популярности?

Светлана: Я популярна? Вы шутите! Хотя если говорить серьезно, то она первое время очень мной гордилась, бывало, сидела с бабульками-подружками на скамейке и хвасталась, что у нее такая талантливая дочь. Ну, а сейчас она привыкла, и это стало для нее обыденностью. Несмотря на свой возраст, она лояльно относится к моей эксцентричной жизни, и поддерживает все мои творческие начинания.