Шишкин на Гаити

за горой начиналась планета
ярко-чёрного вечного цвета.
сон песок и аскеза селёдки
мне маячили быть перспективой
если выберу дни шелушить там
если выберу лето прожить там
и в канун февраля встретить друга
с колыбелью во рту звуков гласных
троекратно умноженных в связках
на снега полустанки и сахар
в отражениях чая и в серьгах
медной стружкой токующих в темя
нежность негу томление нежность
нежность негу томление имя
нежность негу томление силу
эта масть мне ломает колени
эти грёзы блуждают в осинах
и чертовски изводят ночами.
время 3:50 плюс антракты.
и побелка на стенах и кофе.
до стенания хочется выпить.
мы встречались с тобой в Петергофе:
Portishead и базальтовы ногти.
ни на что не похоже. я вижу
и робею и вновь атакую
воздух радужкой калейдоскопа.
поскорее бы что ли метели
и забыть про охоту морскую
и про горы где дышит планета
ярко-чёрного вечного цвета
и про медь. рецептура работы:
репетиция завязь концерта.
только вьет свои танцы селёдка
и танцуют во льдах пароходы
и в глазах пламенеет люцерна.

2009

«2009. март. punto cana» (комментарий в книге «Аутодафе»)
«у петра фоменко» (комментарий в книге «Спринтер»)

Я говорю Бег 92018)