2000 07 «Нежность, сконцентрированная в курке». Первое ЛИСье интервью

Каждый СНАЙПЕР — стрелок.
Но не каждый стрелок — СНАЙПЕР
восточная мудрость

«Ночные снайперы» существуют как группа семь лет. Постоянно играют в Питерских и Московских клубах, являются долгожданными и почетными гостями многих фестивалей, ими выпущено три альбома и сейчас как раз ожидается еще два. И, хотя последнее время они почти не играют в акустике (правда, клятвенно обещали это досадное упущение обязательно исправить, как только наберут достаточное количество новых песен для полной программы), — все равно ни у кого не возникает и тени сомнения, что центром и основой группы являються именно Диана Арбенина (тексты, музыка, гитара, вокал) и Светлана Сурганова (тексты, музыка, гитара, скрипка, вокал). Электрическую поддержку им успешно оказывают Иван Иволга (соло-гитара), Игорь Копылов (бас-гитара) и Сергей Сандовский (ударные). Всегда страшно делать что-то в первый раз.

Идти брать интервью у снайперов нам было очень страшно. Почти так же страшно, как за пару недель до этого поехать автостопом на их концерт в Москву. Тогда дело осложнялось тем, что мы никогда не делали ничего подобного раньше, но денег хватало только на сам билет в «О.Б.Б», в ближайшую пару месяцев больше концертов не предвиделось, и к тому же — это был Динин День Рождения… Конечно, узнай о наших планах наши мамы — и не видать нам никакой Москвы, как своих ушей! Но мамам по-отдельности было сказано, что мы проведем выходные друг у дружки, и потому до вечера воскресенья можно было не беспокоиться. Главное — вернуться вовремя. И вот, напомнив себе и друг другу, что в первый раз у нас все прошло более или менее удачно, вооружившись диктофоном, паническими улыбками и безмерной наглостью, мы пришли его брать. Снайперы как раз собирались уходить, мы столкнулись с ними буквально в прихожей. Но, проникнувшись искренней жалостью к нашему юному возрасту и нервному состоянию (я, например, никак не могла включить диктофон и даже чуть было не упала в коридоре), они отложили свои дела, провели нас на кухню, напоили чаем и даже ответили на кое-какие вопросы, которые мы сумели-таки судорожно вспомнить.

лис — Все ваши песни — автобиографичны?
Д. Арбенина: — Нет, почему же. Далеко не все.
С. Сурганова:(кивая на Дину): — Если бы все ее песни были впрямую автобиографичны — я бы чокнулась!
лис — А «Я люблю тебя, слышишиь» — автобиографична?
Д. Арбенина: — Да, пожалуй.
лис — Света, именно поэтому ты ее так не любишь петь?
С. Сурганова: — Просто эта песня очень выматывает. Вхолостую ее петь невозможно, а каждый раз переживать все вновь и вновь… Очень тяжело. А вхолостую… Не люблю. Вообще не люблю вхолостую исполнять. А эту — особенно.
лис — Как вы относитесь к тому, что люди (мы, например) на ваши Московские концерты добираются автостопом? Вас это не пугает?
С. Сурганова: — О-о-о!!! Мы ликуем!
Д. Арбенина:(озабоченно) — И как вы доехали?
лис — Нормально! Знаете, столько хороших людей… И в Москве, и по трассе… Нам даже еды дали! Мы сначала очень боялись, думали, какие еще люди попадутся… Нормальные люди!
С. Сурганова: — Хороших людей, конечно больше но… вы только по-одиночке не делайте этого… сестру там с собой берите, что ли… Или подругу.
лис — Нам объясняли… И что надо фуры останавливать, дальнобойные… Они — самые безопасные. Только едут очень медленно. И останавливаются часто. И еще нам сказали, что надо комбинезон яркий надевать. Типа спортивного. А вообще есть три вида автостопщиков — хиппы, научные бомжи и спортивные автостопщики, они — самые классные. Это нам водители объяснили. Они такие хорошие были! Все время пытались нас накормить…
Д. Арбенина: — Да, Москва привыкла к тому, что Питер такой… гордый и нищий. лис — А как вы относитесь к противостоянию Москвы и Питера?
С. Сурганова: — Я вообще не понимаю противопоставления Москвы и Питера в таком контексте! Одно дело — в научной сфере, питерская и московская школы, разные подходы, методики, а так…
Д. Арбенина: — А по-моему — вполне естественная вещь. Если исходить из того, что Москва всегда была и останется женщиной, а Питер — мужчиной. Москва, как женщина, более мягкая. А Питер более концептуален по сути. Холодный, суровый, непонятый… За что она, кстати, его и любит!
С. Сурганова: — Москва и Питер — это любовь! А противостояние — это «Зенит» и «Спартак»!
лис — А снайперы любят спорт?
С. Сурганова: — А как же! Видите, какие мы спортивные?! Настольный теннис люблю.. Велосипеды наши видели? Хотя, велосипеды — это не спорт, это средство передвижения.
Д. Арбенина: — Велосипедный спорт как таковой я не люблю. А вот велосипеды люблю. Хороший отдых. (флегматично) Сегодня меня чуть машина не сбила. мы(в ужасе): — Какой кошмар!
С. Сурганова: — Да! Уж-жасный был момент! Пронеслась прямо перед передним Динкиным колесом… Машина! Красная, на бешеной скорости, я ничего не успела понять, девятка или восьмерка… Д(флегматично): — Девятка. мы(паническим хором): — Вы уж берегите себя, пожалуйста!!!
Д. Арбенина: — Когда-нибудь у нас обязательно появится мотоцикл. лис — Но ведь это ужасно опасно! Моя мама, увидев меня на нашем мопеде, страшно перепугалась и сразу же продала мопед!
С. Сурганова: — Правильно сделала. Как мать я ее понимаю.
Д. Арбенина: — В смысле?
С. Сурганова: — Мда… Хм! Ладно, замнем. лис — Как вы относитесь к парашютному спорту?
Д. Арбенина: — Классно.
лис — А к прыжкам с тарзанки?
Д. Арбенина: — А я прыгала. У меня было три прыжка. В Москве и в Питере. Один парный. Даже. Классно. Просто супер. В следующий раз, конечно, это будет уже парашют.
лис — А как там все? Вот говорят, что за границей на тарзанках с моста прыгают, а в России — на асфальт?
Д. Арбенина: — Врут. Нет, там все, как полагается. Над водой. Московский пруд. Так что хотите прыгать — прыгайте.
С. Сурганова: — А если хотите остаться в живых…(смеется)
Д. Арбенина: — Если страшно — не надо ни в коем случае. Переступать через себя… Зачем? Ведь это же просто увлечение. Я, например, очень боюсь умереть.
лис — А дельтаплан?
Д. Арбенина: — Не знаю. Мне кажется — это более опасно. Остаться потом без ног?..
С. Сурганова: — Это уже особая наука, тренинг нужен, специальная подготовка, я пробовала…
Д. Арбенина: — А так — пожалуйста. Лисий Нос. Триста рублев — без подготовки. С подготовкой — подороже.
лис — А акваланг? Я, например, ныряла, но мне не понравилось. Дышать нормально хотелось… С(философски): — Ну, дышать нормально всем хочется!
Д. Арбенина: — Не люблю погружаться. Хотя… без акваланга — классно.
С. Сурганова: — Без акваланга — душно.
лис — А ролики?
Д. Арбенина: — Хотелось бы научиться. Думаю — пришла пора.
лис — А вы знаете, что все ваши поклонники в Москве — роллеры?
Д. Арбенина: — Супер!
лис — Мы там познакомились с девочкой, она в Англию автостопом уезжала…
С. Сурганова: — В Агнлию?! На роликах?!!
лис — Нет, просто автостопом. В палатке жить на лугах. Она даже фразу по английски выучила: «Можно я поставлю тут у вас палатку?»
Д. Арбенина: — Супер.
С. Сурганова: — Молодец деваха.
лис — Она рукой из аквариума с пираньями упавшую туда зажигалку вытаскивала и вообще… Такие вот у вас фанаты!
С. Сурганова: — Ну, наши фанаты — вообще классные личности!
лис — А как вы любите отдыхать?
С. Сурганова: — Вот так и любим!
Д. Арбенина: — Экстремально.
лис — А что вы предпочитаете — приобрести популярность на вся страну или сохранить определенную снайперскую аудиторию?
Д. Арбенина:(скромно): — Конечно, должна быть определенная аудитория. На всю страну. Они и сами задавали нам вопросы о том, какие группы (кроме них самих, разумеется!) мы еще слушаем, чем увлекаемся. В частности, их очень заинтересовало, откуда народ узнает о предстоящих концертах. «Афиш-то практически нет» — прокомментировала свой интерес Диана, на что Светик с неподражаемо-пренебрежительным превосходством гасконца, имеющего в кармане целых три экю, заметила гордо: «А мы в них и не нуждаемся!». Но, взглянув на приподнявшую бровь Диану, тут же испуганно добавила: — «Хотя вообще-то — это плохо!» Про то, что такую информацию можно получить, позвонив непосредственно в клубы или через снайперский сайт в интернете, они догадались и без нас. Интернет, кстати, им совсем недавно поставили, и теперь Диана висит там целыми сутками, удовлетворяя свою еще школьную страсть к общению путем писания записочек («эпистолярный жанр перерос в айсикъюшный», комментарий Светика.), и философски замечая о своих новый знакомых:
Д. Арбенина:: — Компьютерщики — странные люди. Знаете такое компьютерное словцо «Рулез»? Они меня ему научили. А потом почему-то всегда очень сильно смеялись. Каждый раз, когда я его употребляла. Но ничего при этом не объясняли. Все время смеются — и никогда ничего не объясняют. Очень странные люди… А вот наличие в Питере Службы Свободного Времени (т. 327-07-70) их удивило.
С. Сурганова:: — И что — можно вот так просто позвонить и узнать, где и когда выступают «Ночные снайперы»? С ума сойти!..

Интервью как-то само собой перешло в просто разговор. И вообще они обе оказались очень милыми людьми, не только общительная и умеющая очень заразительно смеяться Света, но и по-началу пугающая своей неприступностью Диана. Милыми и веселыми, любящими анекдоты, приколы, малину со взбитыми сливками и пасту «блендомет», постоянно противоречащими как друг другу, так и самим себе и при этом радостно и гордо называющими себя «чесноками» (Т.е., исключительно честными, комментарий наш). Сперва нас это несоответствие удивляло, но потом показалось вполне естественным. Ведь не существует истины в последней инстанции, годной на все времена, а то, что сегодня кажется тебе единственно верным, завтра, возможно, тобою же будет оспорено. Причем тот, завтрашний «ТЫ», при этом будешь таким же честным… Нет ничего более изменчивого и непостоянного, чем живой человек. Если, конечно, это человек, а не глянцевый манекен, одинаковый для всех и всегда. Так что, может быть, постоянно меняющиеся снайперы правы. Не знаю. Одно ясно точно — боялись мы зря.

2000